Дмитрий Токман

Архивы
Свежие комментарии
Несколько сердитых слов в адрес бывших друзей

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы публикуем этот отклик на смерть Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, в том числе и потому, что он исходит от человека, чьи воззрения и жизненная философия далеки от церковных (о чём см. в тексте).
Тем не менее, его отношение к смерти Патриарха отличается от продемонстрированного многими — в том числе считающими себя ревнителями православия — отнюдь не в худшую сторону. И да послужит это нам уроком.

Так уж случилось, что вчера я вышел из ЖЖ-сообщества ru_childfree, в коем членствовал более двух лет.

Формальным поводом стали многочисленные кощунственные высказывания, приуроченные к кончине Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси, фактическим — непрекращающееся на протяжении этих лет хамство как приоритетный вид идеологического оружия, эксплицитное стремление участников сообщества противопоставить себя всему миру лишь на основании иной реализации полового инстинкта.

Те, кто знают меня, знают и то, что я не являюсь воцерковлённым верующим — соответственно, новопреставленный не являлся моим «шефом» ни духовно, ни институционально. Однако элементарное наличие такта, чувство вкуса и дозволенности, как мне казалось, должны удерживать человека, номинирующего себя как воспитанного, культурного, не чуждого истории и судьбы своего Отечества, от откровенной пляски на костях. Впрочем, для нынешних двадцатилетних этого табу, похоже, не существует.

Ярким доказательством этому послужила совсем недавняя реакция (правда, последовавшая не конкретно от чайлдфри) на кончину ещё одного патриарха, на этот раз от литературы, — Александра Солженицына. Позволю себе повторить архибанальность: можно как угодно относиться как к личности, так и к творческому наследию и политическим взглядам покойного, но зубоскалить над неостывшим трупом — это как-то совсем не по-русски.

Я очень хорошо помню ауру, сопровождавшую дни между кончиной и похоронами Леонида Ильича Брежнева. Надо сказать, что маразматичность происходящего в последние годы брежневского правления понимали даже мы, восьмиклассники. Наверное, не было дня, чтобы в школе кто-то не рассказывал очередной анекдот про дорогого Леонида Ильича, а те самые органы, как я сейчас понимаю, лишь беспристрастно фиксировали эти факты. Тем самым косвенно подтверждая закономерность происходящего.

Так вот: как бы мы не зубоскалили над склеротично-маразматичным Брежневым начала восьмидесятых, его смерть почему-то не стала для нас легальным открытием фестиваля острословия. Нет, мы ходили пришипленные и молчаливые.

И не столько потому, что одним из негласных идеологических тезисов была установка на неизбежность войны сразу же после кончины миротворца Брежнева, сколько потому, что мы были достаточно взрослыми, чтобы понять простую вещь. А именно — тот, кто ещё вчера был Генеральным секрётарём ЦК КПСС, Председателем Президиума Верховного Совета СССР, Четырежды Героем Советского Союза, Героем Социалистического труда, кавалером Ордена Победы (для незнающих уточню — одним из семнадцати), маршалом СССР и прочая, и прочая, и прочая, — по смерти своей стал просто стареньким больным дедушкой, ветераном войны и труда, человеком, который, может, и хотел умереть на заслуженном отдыхе, однако благодарные сослуживцы ему этого не позволили. Так что died in office, как выражаются наши потенциальные противники…

Да, кстати. Одним из наиболее весомых (на взгляд метателей) камней в адрес Алексея Михайловича Ридигера является его документально подтверждённое (впрочем, точно ли?) «сотрудничество» с органами политического сыска.

Но позвольте! Люди старше сорока (хотя, конечно же, и не все — блаженны неведающие!), безусловно помнят, что бумажка о сотрудничества предлагалась на подпись каждому, — каждому! — чей характер работы и уровень должности предполагал определённое социальное влияние. Я абсолютно убеждён, что формальными осведомителями КГБ (среди которых 95 процентов не написали в жизни ни одного донесения) в советское время являлись все народные артисты СССР, все руководители отраслевых ведомств и крупнейших предприятий, все главные редакторы газет и телестудий…

Вопрос: а можно ли было отказаться от подписи? Разумеется, можно. И никто за это не расстреливал и не ссылал. Однако в списках кандидатур, неизбежно рассматриваемых всякий раз, когда назревал вопрос о повышении, продвижении, награждении, да хоть бы о банальном выделении квартиры или загранкомандировке, подобные «протестанты» очень быстренько становились кандидатами на вылет.

А ведь не все были диссидентами, далеко не все! Многим же хотелось просто жить, жить хорошо, оставить что-то внукам… Вот благодарные внуки и устраивают в очередной раз срывание всех и всяческих масок.

«Вы звери, господа!» — именно такими словами из хамдамовско-михалковской «Рабы любви» мне захотелось охарактеризовать то, что происходило в сообществе в первые часы после известия о смерти патриарха.

В чём я себе и не отказал.

Покинув сообщество, я вовсе не собираюсь немедленно начать активно плодиться и размножаться назло вчерашним сообщникам и хулить те принципы, придерживаясь которых прожил всю свою взрослую жизнь. Я просто не желаю быть ассоциированным членом кодлы, для которой смерть человека, прожившего не самую худшую и не самую короткую жизнь в не самое простое время, становится поводом для беззастенчивого злословия.

P.S. Кстати, господа. Когда Творец, согласно книге Бытия (1:28), заповедал тварям своим, и человеку в их числе, незабвенный тезис «плодитесь и размножайтесь!», это отнюдь не было госплановской директивой. Скорее эту фразу следует расшифровывать следующим образом: ну что, дети, я создал вам все условия и надеюсь, что вам будет удобно. В этом контексте все претензии чайлдфри по отношению к «попам» носят не только неблагодарный, но и откровенно невежественный характер.

Ну, а что же касается упрёков в «православии головного мозга», которые ЧФ лайвджорналовского пошиба так любят адресовать своим оппонентам, так на то есть один ответ: не стоит мнение одного, тысячи и даже миллиона членов Церкви воспринимать как божественное откровение. Ибо уже минимум тринадцать веков известно, что «вся земная церковь есть церковь согрешающих и церковь кающихся» (по словам Исаака Сирина).

И, как показывают последние печальные события, у верующих есть одно безусловное преимущество перед чайлдфри. Они умеют прощать.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.