Дмитрий Токман

Архивы
Свежие комментарии

Что ни говори, а американские суды умеют показывать зубы в самый неподходящий для жертвы момент. И, как всегда, для одной стороны такой демарш оборачивается трагедией, а для другой — развесёлым фарсом. Так было полгода назад, в момент оглашения вердикта о разделе Microsoft, так же происходит и в течение трёх последних месяцев, пока длится судебный процесс против онлайновой службы обмена музыкальными файлами Napster.

Napster, существующий чуть более года, очень быстро стал суперпопулярной штукой. Ну подумайте сами — захотелось вам поиметь такую-то песню такого-то исполнителя. Какие варианты? Либо обегать чёрно-белые рынки в поисках нужного диска (диска может не оказаться вовсе — не в США живем, — либо цена его вплотную приближается к сотне долларов, после чего пропадает не только первоначальное, но и вообще любое желание). Либо лазить по Интернет, пытаясь выловить из мутного океана обещаний, баннеров и ссылок на ссылки то единственное, что вам нужно (эффект также стремится к нулю, если вы привыкли слушать не сиюминутные новинки, а действительно стоящие и не очень распространённые вещи)…

Napster предоставляет пользователю уникальную и беспрецедентную возможность. Файл можно просто взять у знакомого… или не очень знакомого человека — с его согласия. Ну, как бы одолжить или обменяться, если у вас есть что предложить взамен. Вы находите в сети такого человека, а сервер титульной компании выступает лишь в качестве поисковика и каталогизатора — на нём ничего не лежит, нам чужого не нужно. Вы находите другого такого чокнутого, как вы, и с вожделением скачиваете у него студийные демозаписи Steely Dan образца 1970 года, о существовании которых забыли уже даже сами авторы. Проблема решена.

Пиратство ли это? Не думаю. Во-первых, правообладателем остаётся тот, у кого вы это берёте, то есть владелец/изготовитель скачиваемой вами копии. По умолчанию предполагается, что он меняется с вами всё ж таки легитимно приобретённым товаром. Впрочем, на товаре не написано, не краденый ли он, даже когда он лежит в респектабельном супермаркете, снабжённый всеми надлежащими сертификатами и штрих-кодами.

Во-вторых, предполагается, что берёте вы его для личных нужд, а не для коммерческого использования. Этот пункт почти не нуждается в доказывании, поскольку очень трудно прокрутить на коммерческой радиостанции файл mp3 с битрейтом где-то около 112 и не получить за это помидором в морду. Ну, а в-третьих — это ваша приватная сделка, решение двоих, и никакой суд — теоретически! — не имеет права в ваши деяния вмешиваться. Вдруг вам завтра захочется жёнами обменяться, совершенно добровольно, а с точки зрения формального права это может быть истолковано как двойное изнасилование, совершённое по предварительному сговору группой лиц. Совсем не смешно…

И тем не менее в конце июля 2000 года окружной судья Мэрилин Холл Пейтел приняла решение «приостановить» деятельность службы Napster. Понятно, что случилось это не без давления звукозаписывающих компаний, для которых мирный обмен файлами — это прежде всего потеря грандиозных доходов. Несчастные монополисты даже вынуждены были развернуть грандиозную акцию по дискредитации… самого формата mp3, в идиотско-американском вкусе сострогав для неё слоган — «Скачивая mp3, ты скачиваешь коммунизм!» Кстати, ничего не напоминает? «Кто сегодня слушал джаз, завтра Родину продаст!» Было у нас и такое. Обскурантисты всего мира до ужаса похожи — прямо как два нестираных носка на одну ногу…

В ответ активисты Напстера (а их число в тот момент вплотную приближалось к 20 миллионам!) развернули в Сети контркампанию. Они призвали всех пользователей службы до окончания судебного процесса не посещать концертных выступлений, не приобретать компакт-дисков и вообще продемонстрировать, что их мнение является далеко не последним в противостоянии музыкальной индустрии и рядового пользователя. Капиталисты схватились за калькуляторы и довольно быстро поняли, что такого рода бойкот сулит им убытки уже не гипотетические, а вполне реальные. С «приостановкой» было тут же покончено. Однако судебное дело продолжается.

Главный аргумент адвокатов Napster — Audio Home Recording Act, согласно которому каждый, легально приобретающий копию авторского музыкального произведения, получает полную свободу в рамках его некоммерческого («домашнего») использования. Главный контраргумент Ассоциации производителей звукозаписи Америки (RIAA) и федерального судьи Пейтел — акт не может распространяться на файлы mp3, поскольку те, дескать, не являются надлежащим носителем, а сам компьютер не может быть признан «устройством для записи и воспроизведения звука». Последнее утверждение звучит особенно комично. Создаётся впечатление, будто профессионалы звукозаписи совершенно упустили из внимания не только существование звуковых карт, но и постоянно развивающуюся индустрию средств ввода-вывода компьютерного звука, бесчисленные плейеры и рекордеры, поддерживающие десятки форматов, плагины типа DFX и iQFX, предназначенные для улучшения качества воспроизведения именно музыки и именно на персональных компьютерах…

Однако дело не только в технических разночтениях, но и в изначальной правовой посылке. Суд сделал недвусмысленный вывод: «one-to-one non-commercial file sharing violates the law» — то бишь некоммерческий обмен файлами по принципу «один на один» нарушает закон. Это по сути означает, что если я дам своему другу проехаться на своей машине — я нарушу закон. Если я, пригласив его в гости, включу ему любимую музыку и не возьму с него авторских отчислений — я нарушу закон. В конце концов, если я на вещевом рынке захочу поменять своё шило на их мыло, я также автоматически попадаю в преступники, поскольку изобретателям шила и мыла ничего с такого гешефта не обрыбилось…

Дикий мир чистогана. Гниение империалистической помойки, одним словом. Казалось бы, мир давно изменился. Но это может казаться только по эту сторону океана. «А у нас всё по-старому!» — как разочарованно провозгласил Шерлок Холмс, вернувшись на Бейкер-стрит после своего чудесного воскресения.

октябрь 2000


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *