Дмитрий Токман

Архивы
Свежие комментарии

Политконсультанты и наблюдатели в Нижнем и за его пределами единодушно отмечают «самобытность» Ивана Склярова. Сторонники видят в этом залог его успеха на будущих губернаторских выборах. Оппоненты — причины многих неудач

Эпоху губернаторства Ивана Склярова вряд ли кто-либо сможет назвать прекрасной. И основная причина тому – трагическое несоответствие между реальным «потолком» его организаторских и политических способностей и традиционно-номенклатурным способом выдвижения «высшего должностного лица», как любит именовать себя Иван Петрович. Скляров не смог стать ни Прусаком, бегущим впереди паровоза власти, ни Рахимовым, открыто ей противостоящим, ни Титовым, способным выстроить сильный и благополучный регион…

Впервые фамилия Склярова прогремела на всю страну в июле 1988 года, когда он героически боролся с последствиями чудовищного взрыва цистерн на станции Арзамас-2. Тогдашний первый секретарь райкома КПСС сработал вполне героически — в духе сегодняшнего МЧС, за что и был представлен к ордену Мужества.

В душе Иван Скляров всегда был первооткрывателем, этаким маргинальным новатором шукшинского толка. Немудрено, что, проведя четыре года в тени реформатора Бориса Немцова, в скромной, почти номинальной должности главы города, будущий губернатор сильно тосковал по политической и хозяйственной инициативе. А потому, придя к губернской власти, решил заявить о себе громко и экстравагантно.

На первой же после выборов пресс-конференции он дал понять журналистам, что дела отныне пойдут несколько по-иному, нежели при «прежнем губернаторе», которого Скляров почему-то так и не решился назвать по имени-отчеству.

Работать мешают!

В течение 1997 года Скляров тихо и незаметно занимается устройством дорог (в частности, завершает ремонт на федеральной трассе «Москва — Нижний Новгород»), сельским хозяйством, прочими текущими хозяйственными вопросами. И в течение первого же года допускает ряд действий, квалифицируемых представителем Президента по области Юрием Лебедевым как прямые нарушения закона. Суть их одна и та же — размещение федеральных, муниципальных и кредитных средств вне конкурса.

Так, волею губернатора средства еврозайма были размещены на депозитах «Инкомбанка» и НСКБ «Гарантия». Средства эти впоследствии пришлось с огромными усилиями изымать из обоих банков, но об этом позже.

960 миллионов неденоминированных рублей Скляров выделил на закупку частного журнала «Нижний Новгород» для библиотек и средних школ, хотя на поддержку администрации в тот момент могли претендовать ещё как минимум два издания. Кроме того, учителя к тому времени уже несколько месяцев не получали средств на приобретение методической литературы. Литературно-художественный журнал патриотической ориентации издавался известным бизнесменом, сопродюсером фильма «Утомлённые солнцем» Владимиром Седовым — лицом, близким к областной администрации.

Аналогичным образом были перечислены средства на реконструкцию исторической части города частной фирме «Старый Нижний». Руководил фирмой бывший партийный босс Валерий Камальдинов.

Наконец, губернатор разрешил руководству Горьковской железной дороги произвести строительство моста через Волгу в порядке взаимозачёта, хотя по закону требовалось объявить конкурс на получение подряда.

В итоге Лебедев подал на Склярова более десятка представлений, а тогдашний начальник контрольного управления администрации Президента Владимир Путин внимательно их читал. Именно в тех временах следует искать истоки сегодняшней неприязни и бюджетных войн между Скляровым и Лебедевым — теперь уже мэром Нижнего Новгорода.

Однако настоящий гром разразился в апреле 1998 года, когда на выборах мэра победил вовсе не ставленник Склярова, а богатый предприниматель и бывший друг Немцова Андрей Климентьев. Неизвестно, какой из этих двух фактов более раздражал губернатора, но Скляров сделал всё, чтобы Климентьев ни дня не просидел в кресле городского главы. Через подконтрольную губернатору областную избирательную комиссию он добился отмены итогов выборов. Областной суд, ведший вялотекущее расследование по делу о кредите, выделенном климентьевскому предприятию, неожиданно постановил взять новоиспечённого мэра под стражу и спешно приговорил к шести годам лишения свободы. При этом губернатор как заклинание повторял, что не может допустить «криминала во власти» и апеллировал к аналогичной истории в городе Ленинске-Кузнецком. В итоге Скляров получил от администрации Президента выговор за необеспечение должного контроля над политической ситуацией.

После этого Иван Петрович всё чаще задумывается о целесообразности процедуры прямых выборов. Приехав из Франции, он с укоризной сообщает, что там, к примеру, мэр и глава города — два разных лица. Причём за мэра — публичного политика, представляющего лицо города, — голосуют всенародно, а вот главу города, обладающего реальной полнотой власти, избирают депутаты.

А год спустя ошарашит весь нижегородский бомонд заявлением о том, что прошедшие выборы станут последними в истории области, а в дальнейшем главы администраций будут приходить к власти исключительно через назначения. Никаких комментариев к заявлению не последовало ни от губернатора, ни от его пресс-службы, однако, по данным интерактивной службы телекомпании «Волга», подобной новацией Скляров настроил против себя 70 процентов опрошенных.

Своеобразие политического стиля Ивана Склярова не могло не вызвать потока критических публикаций в местной и общероссийской прессе. Выяснилось, что из 88 публикаций в столичных газетах и журналах за первый квартал 1998 года 45 содержат негативные отзывы о деятельности Склярова. В ответ на это губернатор решает взяться за серьёзное её, прессы, реформирование. Он заявляет, что на базе Волго-Вятской академии госслужбы будут открыты два факультета для подготовки «муниципальных журналистов» — для людей молодого и среднего возраста. Наличие кафедры журналистики на филфаке Нижегородского университета его совершенно не смутило.

«Немуниципальным» журналистам Скляров грозил жёсткой аккредитацией — планировалось, что право на доступ в Кремль получат лишь по два человека от каждого издания, которым «будет роздан график критических выступлений против власти». Директор департамента по связям с общественностью Ольга Савинова в открытую озвучивала мнение шефа: «Ходят тут с камерами, работать мешают…»

Кризисная ситуация августа-сентября 1998 года едва не стоила Склярову губернаторского кресла. Депутат областного Законодательного собрания Сергей Воронов объявил о начале процедуры смещения «высшего должностного лица». Миллион подписей нижегородцев за отзыв губернатора Воронов собрал довольно быстро, но областные законодатели сняли этот вопрос с повестки дня, увидев в импичменте губернатору угрозу общественной стабильности.

Кумиром Склярова с давних пор являлся Юрий Лужков. Иван Петрович во всём стремился соответствовать светлому образу «крепкого хозяйственника» и при случае всячески восторгался его стилем управления и политической независимостью. Немудрено, что когда Лужков предложил Склярову вступить в создаваемое им объединение «Отечество», тот не раздумывая согласился. Ближе к парламентским выборам 1999 года, когда власть решила собрать губернаторов под знамёнами собственного блока «Единство», Скляров, вопреки ожиданиям, заявил что-то вроде «Коней на переправе не меняют» и из «Отечества» не вышел.

Однако ж и ссориться с Путиным он вовсе не собирался и первым в России создал комитет в поддержку избрания Путина на пост Президента. Парадоксальность ситуации была очевидна всем: губернатор — твёрдый сторонник «Отечества», а его бывший заместитель, нынешний представитель Президента по области Александр Косариков — глава местной организации «Единства» и руководитель штаба поддержки Путина. Опытный номенклатурщик, Скляров умело разложил яйца по двум корзинам.

Когда в марте 2000 года стало известно о намерении Путина реформировать федеральное устройство России, Скляров немедленно заявил о полной поддержке этих планов. Видимо, Ивану Петровичу показалось, что сбывается его давняя мечта о назначении глав регионов сверху. И тут Скляров слегка переборщил. Энтузиазм, выказываемый им по поводу изменения порядка «комплектации» верхней палаты, был столь горяч, что даже в администрации Президента такое рвение кое-кому показалось откровенным лизоблюдством. Не говоря уже о знаменитом поцелуе Путина во время визита и.о. Президента в Нижний Новгород…

С самого начала 1999 года в кулуарах нижегородской власти пошёл устойчивый слух о том, что не сегодня завтра Скляров уйдёт в Москву. Назывались различные сроки и гипотетические должности, включая даже ранг федерального министра. Губернатор не уставал опровергать эти «домыслы», однако по всему было видно, что они ему приятны. Кроме того, после мэрских выборов многие аналитики приучились читать «да» именно там, где Скляров говорит «нет».

Многочисленные сценарии ухода Склярова наверх особой фантастикой никому не кажутся, особенно в контексте возможного «приземления» в регионе Немцова либо Кириенко. По мнению политологов, для этих двоих не составляет особого труда «пробить» для Склярова номинальную должность в Кремле, а самим спокойно баллотироваться на губернаторских выборах 2001 года.

Наш уклад патриархальный

К июлю 1998 года — первой годовщине избрания Склярова — общие темпы роста промышленности по области упали до цифры 3,2% — и это при среднероссийском показателе в 12%. Дела в областном сельском хозяйстве, к которому губернатор демонстрирует особое пристрастие, и пищевой промышленности идут далеко не блестяще. Департамент статистики сообщает губернатору, что с некоторых пор нижегородцы предпочитают привозные продукты питания местным — ввиду разницы в ценах, доходящей до 100 процентов. Скляров резюмирует: «Нечему удивляться. Мы — самая демократичная область во всём бывшем Союзе, вот к нам все и едут деньги отмывать…» Вопрос высокой себестоимости труда на территории области даже не затрагивался, зато распоряжением губернатора были введены обязательные кассовые аппараты для всех торгующих на рынках — независимо от того, вещевые это рынки или продовольственные. «Чтобы мы не превращались в отстойник для «чёрного нала» — пояснил Иван Петрович. К счастью, распоряжение «прожило» лишь несколько дней — кто-то в аппарате главы области всё же понял, что бабушка, торгующая семечками и при этом выбивающая чеки на собственном кассовом аппарате — дело весьма неблизкого будущего.

В апреле 1998 года Скляров объявил о скорейшем создании Нижегородского Губернского банка — учреждения, задачей которого станет предоставление дешёвых кредитов предприятиям — флагманам местной экономики (включая ипотечное и земельное кредитование), а также эффективное противостояние «кредитной экспансии» столичных банковских групп путём привлечения инвестиций того же «московского» капитала. Уставный капитал нового банка должен был составить 200 миллионов, а активы, по заверению губернатора, — 2-3 миллиарда новых рублей, то есть порядка $500 миллионов. Однако не прошло месяца, как лопнул и этот проект — крупный московский банк, призванный раздуть объявленные активы за счет собственных средств, одумался и отказался.

В итоге по сей день бюджетные счета распределены между Нижегородпромстройбанком и Сбербанком. Федеральные же кредиты обслуживаются филиалами московских банков, в частности, средства по сельскохозяйственному займу размещены в «Альфа-банке».

Всё в том же 1998 году вспыхнул скандал вокруг строительства американской компанией «Весенние инвестиции» отеля на месте бывшей гостиницы «Москва» в центре города. Неожиданно Скляров — с подачи митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая — вспоминает, что на месте «Москвы» до революции стояла церковь с древними захоронениями, и немедленно оглашает своё намерение восстановить её — невзирая на уже полгода ведущиеся по контракту строительные работы и истраченные $2 миллиона. Глава компании Браун предупреждает, что подобное отношение к западным инвесторам чревато международным скандалом, однако Скляров непреклонен: «Гостиницы на костях не будет!» Самое любопытное, что теперь нет ни отеля, ни церкви. Историческая память губернатора стоила городу двухсот рабочих мест и неполученных $3-4 миллионов ежегодных налогов. Более того — инцидент с «Весенними инвестициями» повлёк за собой цепную реакцию. Голландская компания, собиравшаяся приобрести в Нижнем цех по производству мясных изделий на 350 рабочих мест и вложить в производство $60 миллионов, решила не повторять печальный опыт американцев и открыла своё производство в Самаре.

На фоне кризисных метаний в сентябре 1998 года на «Нижегородской ярмарке» был торжественно открыт третий промышленно-экономический форум «Время жить в России». Проведение форума было для губернатора вопросом престижа и доблести. На подготовку мероприятия генеральный директор Всероссийского акционерного общества «Нижегородская ярмарка» Владимир Бессараб ещё за три месяца до начала форума взял из бюджета кредит на сумму 1 миллион долларов сроком на 3 месяца под 10% годовых. Когда выяснилось, что треть из ранее подавших заявки предприятий не сможет прислать своих представителей по чисто материальным соображениям, было принято решение принимать оплату за участие в выставке по курсу 6 рублей за доллар вместо двадцати.
Мероприятие получилось убыточным для «Ярмарки» (Бессараб был вынужден просить у городской Думы годовой отсрочки по кредиту), но представительным для области, что вполне соотносилось со скляровским видением: престиж выше вульгарной пользы. По этой же причине губернатор наотрез отказывается отдать площади «Ярмарки» под торговлю — даже в промежутках между выставками и форумами. Причём гендиректор ВАО Владимир Бессараб такую позицию поддерживает целиком и полностью. По его мнению, есть большая разница между банальной торговой площадкой, каких много, и престижным международным выставочным комплексом, куда не стыдно пригласить представителей ведущих мировых корпораций.

Печально обернулась история с погашением еврозайма. Ещё в бытность губернатором Борис Немцов выбил для области $100-милионный кредит, для получения которого собирал заявки от предприятий через департамент поддержки предпринимательства. Кредит выделили, но уже при Склярове, который счёл нужным удовлетворить лишь 10 процентов собранных заявок. Зато 30 миллионов долларов было отпущено на гуманитарные программы «Чистая вода детям» и «Ветхий фонд», 20 миллионов сразу же ушло на зарплаты сотрудникам бюджетных организаций, ещё 20 миллионов размещено в государственных казначейских облигациях, 17 миллионов ушло на орграсходы по обслуживанию кредита. И лишь 13 процентов от первоначальной суммы было распределено между флагманами нижегородской индустрии – такими как «ГАЗ», «ПАЗ» и авиастроительный завод «Сокол».

К сентябрю 1998 года остаток займа в сумме $32 миллиона «завис» в нижегородском филиале Инкомбанка и кириенковского социального КБ «Гарантия». Пытаясь достать его оттуда, Скляров распорядился создать дополнительную структуру по «выколачиванию» денег, назвав её «Народным контролем». Работали «контролёры» решительно и даже устроили выемку документов из помещения «Гарантии» — вполне в духе недавнего налёта на «Мост-Медиа». Но если с «Гарантией», пусть и таким образом, удалось заключить соглашение о возврате средств, то остальные 22 миллиона долларов остались навечно похороненными под сводами рухнувшего «Инкома».

В итоге к сентябрю 1999 года область отказалась совершать текущий платёж процентов по четвёртому купону займа в сумме $4,375 миллиона. При этом Скляров мотивировал отказ совершенно убийственно — «зачем понапрасну тратить деньги?» В ответ на что рейтинговое агентство Standard & Poor’s – главный консалтер в области финансового статуса регионов – лишило Нижегородскую область кредитного рейтинга. Назревал крупный скандал с кредиторами. И лишь ценой длительных, несколько раз откладываемых переговоров, которые вёл в Лондоне вице-губернатор Станислав Рыбушкин, выплаты удалось отложить на четыре года.

С 1 июля 1999 года для предпринимателей Нижегородской области был введён единый налог на вменённый доход. Идея была прекрасна: уплатил авансом исчисленную сумму — весь год свободен. Однако в ряде положений областного закона о едином налоге обнаружились расхождения с Налоговым кодексом РФ и даже с тремя статьями Конституции — в части равенства перед законом, соразмерности ограничения прав и свобод и законности данного вида сбора. Во-первых, был нарушен принцип фактической способности к уплате налога: отнюдь не факт, что предприниматель заработает ту сумму, налог с которой с него уже удержали. А сумма расчётного дохода при этом устанавливается налоговой инспекцией практически без учёта реальных доходов конкретного предпринимателя. Во-вторых, по закону новый налог должен вступить в силу не ранее 1 января следующего после принятия закона года. Наконец, при досрочном прекращении предпринимательской деятельности перерасчёт сумм налога не предусмотрен и переплаченная часть не возвращается. Никаких льгот по единому налогу также не полагалось. Таким образом, ситуация сложилась двойственная: налог взимается, но каждый желающий имеет полное юридическое право опротестовать его законность.

Губернатор в последнее время любит похвалиться так называемой «электронной системой управления областью». На самом деле система представляет собой схему унифицированного документооборота, при которой все данные из всех отраслей экономики стекаются в Управление статистики и оперативно предоставляются главе области, руководителям предприятий и всем желающим. Теперь необходимый набор цифр глава любого комитета администрации можно получить, не составляя отдельного запроса. Это, без сомнения, удобно, но называть это «системой управления» — всё же несколько громко.

То же самое касается и многосторонних соглашений на поставку продукции с другими регионами. Договоры заключаются, инициативы помпезно озвучиваются, но реального контроля за их соблюдением не происходит. В качестве примера можно привести ещё в 1998 году подписанный договор на поставку нефти и газа из Тюмени — где теперь та нефть?
Кстати, именно перебои с поставкой газа — основного топлива для нижегородских котельных — заставили губернатора задуматься над обеспечением альтернативных способов производства тепла. И способ нашёлся — один из приближённых предпринимателей, акционер торфодобывающего предприятия, предложил топить котельные именно торфом, которым область исключительно богата. В своё время департамент ТЭК дал крайне неблагоприятное заключение на этот проект. Торфяные котельные составляли всего 3 процента от общего количества и практически не работали. Теперь же, по всей видимости, области предстоит массовый перевод теплового комплекса на новый вид топлива — назад в будущее.

По коням! И по свиньям

Некоторые инициативы Ивана Петровича в комментариях попросту не нуждаются. Так, в середине сентября 1998 года была разработана областная антикризисная программа. Пункт 9 этой программы гласит: «…подготовить обращение губернатора к руководителям коммерческих банков и их ответное заявление». Из той же серии — проект введения в Нижнем Новгороде конной милиции. Как выразился по этому поводу вышеупомянутый депутат Законодательного собрания Сергей Воронов, «милиционеры не получают по три месяца пайковые и зарплату, а мы коней кормим!» Впрочем, милиционеров верхом на сытых конях никто из горожан так и не увидал, как и обещанного массового возврата банковских вкладов.

Опыт «Народного контроля» по выколачиванию средств мог бы очень пригодиться нижегородским клиентам «СБС-АГРО», безуспешно пытавшимся получить свои вклады в течение осени-зимы 1998 года. Тем более, что в конце ноября банк получил целевой кредит ЦБ для расчётов со своими вкладчиками. Однако в Нижнем эти расчёты до конца года происходили только в судебном порядке. Часть же кредита для нижегородского филиала была, по договорённости с областной администрацией, израсходована на погашение задолженности по стипендиям студентам нижегородских вузов.

Следующей антикризисной мерой стало распоряжение наладить выпуск дешёвого «социального» хлеба из мелкосеяной муки. Была воскрешена едва ли не блокадная рецептура, и полученный в итоге хлеб действительно стоил на 20-30 процентов дешевле обычной буханки. Новые изделия немедленно прозвали «склярушками». По словам покупавших такой хлеб сельчан, годился он разве что на корм скоту. Однако «социализация» цен показалась губернатору выигрышным ходом, и вслед за «склярушками» было объявлено распоряжение о замораживании цен на бензин. Правда, специалисты из комитета по ценовой политике тут же поправили губернатора, напомнив ему, что бензин не включён в список подконтрольных комитету товаров и, соответственно, распоряжение Склярова не имеет никакой юридической силы. Видимо, губернатор хорошо усвоил этот опыт, поскольку в июле-августе 1999 года, когда страну поразил топливный кризис, Иван Петрович уже не пытался удержать цены на бензин в «социальных» рамках. И даже с лёгкостью выделил пять тысяч тонн в Пензенскую область, для борьбы с тамошним засильем саранчи.

Яркий штрих в методике решения социальных проблем. Когда в 1998 году учителя и врачи одного из районов области устроили бессрочную забастовку, требуя погасить многомесячную задолженность по заработной плате, губернатор Скляров совершенно серьёзно предложил им отправиться на приусадебные участки и заняться разведением свиней.

«ГАЗированная» экономика

Темпы роста нижегородской промышленности сегодня действительно одни из самых высоких по стране — 12 процентов. Однако обеспечиваются они главным образом за счёт известных гигантов, которые легко пересчитываются по пальцам одной руки. Это «ГАЗ», «Красное Сормово», «Гидромаш», «Теплообменник» и «Волга» — Балахнинский целлюлозно-бумажный комбинат.

Главным гарантом суммарной стабильности нижегородской экономики было и остаётся ОАО «ГАЗ» — Горьковский автомобильный завод. Непосредственно на «ГАЗе» сегодня трудится 115 тысяч человек. Именно бесперебойный (семь дней в неделю по три смены) выпуск и стопроцентная реализация всё новых и новых марок автомобилей обеспечивают основной приток средств в областную казну. Более того — «ГАЗ» интегрировал в свой цикл более 130 предприятий оборонного комплекса Нижегородской области. Естественно, что процессы такого масштаба неосуществимы без поддержки областной власти, и эту поддержку следует считать главным плюсом деятельности Склярова-руководителя.

Известно, что промышленность закрытого города Горького в основном сориентирована на оборонные заказы. Профиль нижегородской «оборонки» — танки, истребители и подводные лодки — не востребован даже сегодня, когда полным ходом ведутся боевые действия в Чечне. Оно и понятно — локальная контртеррористическая операция не может вестись с применением тяжёлого вооружения… Большая часть военных предприятий переживает тяжёлые времена, и губернатор просто обязан лоббировать получение заказов для оборонки. Так, два года назад в Нижнем было открыто представительство компании «Росвооружение», и теперь договоры на поставку военной продукции можно заключать непосредственно на месте. Так было подписано соглашение на модернизацию 125 «МИГов» индийских ВВС ценою в $300 миллионов.

По инициативе Склярова 27 марта 2000 года в Нижнем Новгороде состоялось Всероссийское совещание руководителей оборонного комплекса под председательством Владимира Путина. Среди важных гостей присутствовали первый вице-премьер Михаил Касьянов и министр обороны Игорь Сергеев. Ни для кого не секрет, что таким образом область пытается спровоцировать новую волну интереса (а значит, и инвестиций) к экономике Нижегородской области.

Другой гигант «оборонки»- судостроительный завод «Красное Сормово» — стал объектом непрекращающегося конфликта между Скляровым и крупнейшим (42%) акционером предприятия Кахой Бендукидзе. Дело в том, что трое из девяти членов совета директоров «Красного Сормова» традиционно назначаются государством (читай: губернатором), что неизбежно мешает реализации планов Бендукидзе по созданию холдинга и переподчинению финансовых потоков предприятия. «Красное Сормово» собирается наладить выпуск уникальных морских платформ для добычи нефти, и Бендукидзе мог бы претендовать на монополию в этой сфере. Генеральный директор «Красного Сормова» Николай Жарков — при активной поддержке губернатора — напротив, настаивает на совместном финансировании проекта и, соответственно, разделении прибыли.

Можно предположить, что под предлогом защиты интересов работников предприятия Скляров вновь демонстрирует свою нелюбовь к сторонним инвесторам. Как и в ситуации с приходом к власти на двух предприятиях областного нефтехимического комплекса Дмитрия Евсеева — топ-менеджера, кандидатуру которого продвигало Мингосимущество. Евсеев был последовательно избран генеральным директором двух АО — «Корунд» и «Оргстекло». Скляров пытался активно противостоять приходу Евсеева — звонил в министерство, пытался воздействовать на акционеров. Когда же эти меры не дали желаемого результата, он просто-напросто публично оскорбил Евсеева, назвав его «сукиным сыном», «клоуном» и заявив, что не примет его у себя ни при каких обстоятельствах.

Больное место губернатора — это нефтеперерабатывающее предприятие «НОРСИ-Ойл». Бывший «Нефтеоргсинтез», один из крупнейших в своей отрасли, это завод по сей день переживает тяжёлые времена. Загрузка его мощностей не превышает 20 процентов. Не помогает даже «семейный контроль» — вице-президентом АО является зять Склярова Илья Савельев. Причина такого положения дел — в отсутствии как собственного источника нефти (что не удивительно для средней полосы России), так и долгосрочных договоров с давальцами. Все телодвижения в направлении реанимации АО «НОРСИ-Ойл» — будь то создание Волжской нефтехимической компании с уставным капиталом в 84 тысячи рублей или переговоры с «ЮКОСом», «Татнефтью» и Тюменской нефтяной компанией (двум последним в обмен на долгосрочное сотрудничество предлагалось 35 процентов акций предприятия), — в лучшем случае заканчивались разовыми поставками.

В марте 1998 года губернатор — видимо, от отчаяния — одобряет проект добычи нефти на территории Нижегородской области. В случае успеха можно было бы решить сразу две проблемы: загрузить сырьём «НОРСИ-Ойл» и привлечь в регион инвестиции. Однако ни того, ни другого сделать не удалось: как говорил Рафферти в одноимённом фильме, нефтью там и не пахло. Столь низкая результативность при постоянном потоке предложений настолько сильно раздражала Ивана Петровича, что однажды он вообще запретил доступ на территорию нефтекомплекса любым частным и официальным лицам иначе как с разрешения первого вице-губернатора Батырева. А потом и вовсе заявил, что готов пойти на процедуру банкротства «НОРСИ-Ойл». Правда, впоследствии передумал.

На грани катастрофы находится некогда знаменитый Павловский автобусный завод. За истекший год его прибыль сократилась на 65 процентов по сравнению с предыдущим. Совместный проект с корпорацией «Volvo» назвать рентабельным довольно сложно — отпускная стоимость нового автобуса большой вместимости составляет $95 тысяч. Кстати, применение шасси производства Камского автозавода удешевило бы единицу продукции до $50 тысяч, однако качество такого шасси оставляет желать лучшего. Буквально на днях, когда перед городом особо остро встала проблема расширения автобусного парка, от продукции «ПАЗа» пришлось отказаться ввиду её дороговизны. Город предпочёл приобрести подержанные автобусы «M.A.N.» — но всего по 49 тысяч дойчмарок за штуку.

За 1999 год цены по области выросли в среднем вдвое, в то время как реальные доходы населения — на 33 процента. Оборот розничной торговли упал на 30 процентов. Количество лиц с доходами ниже прожиточного минимума выросло с 20 до 30 процентов, что позволяет отнести Нижегородскую область к бедным регионам. Капитальное строительство выросло на 8 процентов, жилищное — на 3. Открыто около 100 новых производств, из них 20 — силами предпринимательских структур. Самые заметные — два ликёроводочных завода, спиртзавод, табачная фабрика. Экспорт нижегородских товаров вырос на 38 процентов. Кредиторская задолженность региона сокращена на 50 процентов. 93 процента предприятий своевременно выплачивают заработную плату. Средний душевой доход в текущем году планируется увеличить на 4-4,5 процента. Зарплата бюджетникам будет поднята на 60 процентов. При этом средняя зарплата вырастет на 15 процентов, а уровень инфляции, заложенный в бюджет — 30-40 процентов. Дефицит бюджета-2000 составляет 5 процентов.

По эротике — мешалкой

Ещё в 1997 году мэр Нижнего Новгорода Скляров всерьёз предложил губернатору Немцову идею о проведении Олимпийских игр 2004 года в Нижнем Новгороде. Тот, прекрасно зная состояние спортивного и гостиничного комплексов города, посмеялся и предложил больше к этой мысли не возвращаться. Однако благодаря прессе инициатива приобрела широкую известность, и нижегородский политический лексикон обогатился двумя обидными словечками: «мэразм» и «скляроз».

В марте 1999 года губернатор издаёт несколько неожиданное распоряжение — о запрете демонстрации эротических фильмов по нижегородским телеканалам. В качестве мотивации был приведён довод о том, что женщины при просмотре любовных сцен «волнуются». Вместо эротики нижегородцам было предложено новое самобытное развлечение — праздник тысячелетия российской ложки. К организации этого мистического празднества Скляров подошёл со всей этнографической скрупулёзностью — создал оргкомитет из 22 человек, привлёк учёных, артистов, заказал съёмки фильма и даже написал письмо тогдашнему премьеру Примакову с предложением подхватить начинание в масштабах страны.

Но самая, пожалуй, громкая культурная новация Ивана Склярова, потрясшая в начале 1999 года всю страну — это обращение к Патриарху с предложением о причислении к лику святых Александра Сергеевича Пушкина. По всей видимости, в контексте готовящихся празднований в Большом Болдино данный ход представлялся Склярову весьма органичным. Обращение это послужило лучшей иллюстрацией того, насколько хорошо знакомы в России как с творчеством поэта, так и с деталями его биографии…

А самым удивительным представляется тот факт, что ни один из нескольких десятков советников, окружающих губернатора, не смог тактично скорректировать такого рода инициативу. Более того — недавно нижегородская газета «Новое Дело» ознакомила общественность с неким сводом рекомендаций по «корректировке образа», подготовленным имиджмейкерами Склярова ввиду предстоящих в будущем году губернаторских выборов. Одно из пожеланий прямо предписывало высокому клиенту ничего в себе не менять, дабы не утратить самобытности.

Эпилог

Журналист Владимир Ионов уже третий год не может получить от губернатора Ивана Склярова ответ на запрос: во сколько обходится нижегородскому налогоплательщику содержание первого лица области? Этот вопрос не содержит в себе ничего криминального, поскольку расходы на содержание госаппарата в области за последние два года практически не росли. Однако Скляров не только не даёт вразумительного ответа, но и пресекает попытки подчинённых предоставить журналисту хоть какую-то информацию по вопросу. Между тем известно, что одна только аренда вертолёта, доставившего Склярова на ноябрьскую встречу с руководством Ветлужского района, стоила казне $1600. Эта сумма, по несложным подсчётам, равняется 26 среднемесячным зарплатам или 60 пенсиям для нижегородцев.

Можно ещё припомнить щедрые подарки губернатора, вроде преподнесённого в 1997 году Минтимеру Шаймиеву арабского скакуна за $70 000 (в комплект к коню мусульманину Шаймиеву была также подарена икона Казанской Божией матери, но это не более чем нюанс). А недавно губернатор решил, что во всех поездках его будет сопровождать Нижегородский губернский оркестр, дабы все за пределами области знали, как богата талантами Нижегородчина.

Успехи

Создание условий для успешной работы и дальнейшего развития Горьковского автомобильного завода.
Забота о предприятиях оборонного комплекса.

Неудачи

Крайне неблагоприятный инвестиционный и кредитный климат в регионе — отсутствие соответствующих рейтингов и негативная репутация в глазах потенциальных инвесторов и кредиторов.
Катастрофическая ситуация с пассажирским автотранспортом — исправный подвижной состав обеспечивает около 20 процентов от реальной потребности.
Неудовлетворительное состояние дорожного хозяйства — приоритет в дорожном строительстве отдаётся федеральным трассам.
Конфронтация с органами местного самоуправления.
Преждевременное провозглашение экономических инициатив при отсутствии программы их реализации.
Неблагоприятный имидж руководства области в глазах федерального центра. По инсайдерской информации, Скляров занимает второе место в «чёрном списке» руководителей регионов после Муртазы Рахимова.

Справка

Нижегородская область — центр Волго-Вятского региона России.
Население — 4 миллиона человек. Площадь — 76,9 тысяч км2 .
Крупнейшие предприятия: ГАЗ, НОРСИ-Ойл, Красное Сормово, Сокол, Борский стекольный завод, Корунд, Оргстекло, Волга (Балахнинский ЦБК), ПАЗ
Банки: Промстройбанк, Гарантия, АвтоГАЗ, НБД, Саровбизнес-банк

Основные социально-экономические показатели Нижегородской области

Показатели На 1.01.1998 года На 1.01.1999 года На 1.04.2000 года
Объём промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом) 104% — 17—20-е место* (102%)** 99% — 37—40-е место (95%) 112,1% — 41—43-е место (108.1%)
Индекс потребительских цен 109,1% — 67-е место (111%) 199,7% — 2-е место (184,4%) 103,5% — 65-е место (153,7%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума (в общей численности населения региона) 17,3% — 70-е место (20,8%)*** 21,5% — 63-е место (23,8%)*** 39% (29,9%)***
Среднемесячная начисленная заработная плата 757 тыс.руб.— 49-е место (950,2 тыс.руб.) 819 руб.— 49-е место (1051 руб.) 1515,5 руб.— 42-е место (1830 руб.)
Просроченная задолженность по заработной плате 671 млрд.руб. 1082 млн.руб. 505,3 млн.руб.
Средний размер назначенных месячных пенсий 342,5 тыс.руб.— 57-е место; (366,4 тыс.руб.) 395 руб.— 50-е место; (402,9 руб.) 602 руб.— 52-е место (613,2 руб.)
Средний размер вклада в коммерческих банках региона 498 руб.— 13-е место**** (512,2 руб.) 576 руб.— 11-е место ****; (559 руб.) 1518 руб.
Общая численность официально зарегистрированных безработных 46,9 тыс.чел 41,4 тыс.чел. 15,4 тыс.чел

Данные на 1.01.1998 года указаны без учёта деноминации. Разработка по автономным образованиям не производится, а также не учитываются данные по Чеченской Республике.
* Место среди других субъектов РФ.
** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.
*** Без учёта данных по Еврейской автономной области и Чукотскому автономному округу.
**** Без учёта данных по Камчатской области, Чукотскому автономному округу, Республике Алтай, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Калмыкия.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *