Дмитрий Токман

Архивы
Свежие комментарии

Глава Республики Мордовия Николай Меркушкин, как и декабристы, мечтает победить бедность — пока, по иронии судьбы, ему удалось победить лишь богатых. Сегодня крайне слабая экономика края держится на трансфертах из центра

Руководящий и направляющий

Несколько лет назад в одном из кабинетов нижегородского Кремля мне довелось услышать слово «меркушатник». С одной стороны, словечко пренебрежительное, вроде лягушатника, а с другой — никакого уничижительного оттенка мой собеседник в него не вкладывал. Так на административном сленге он обозначал Мордовию — республику, в которой правит Николай Меркушкин. Правит властно, жёстко и практически единолично.

Биография мордовского правителя достаточно типична. Один из восьми детей бедной сельской семьи послевоенной эпохи был вынужден делать себя самостоятельно. Цели формулировались просто — выбраться из нищеты и голода, получить достойную работу, жильё. Николай хорошо учился, способность к математике демонстрировал и в школе, и в Мордовском госуниверситете, но тут забрезжил другой путь — его избрали секретарём комитета ВЛКСМ… В течение шестнадцати последующих лет он проходит традиционные комсомольские ступеньки — вплоть до первого секретаря обкома ВЛКСМ, далее — «по партийной линии», и к 1990 году 38-летний Николай Меркушкин становится руководителем Мордовского обкома КПСС. Что называется, жизнь удалась. Но… Свои коррективы в устоявшуюся шкалу ценностей внёс августовский путч. Высокое положение в партийной иерархии превратилось в ничто за каких-то трое суток.

Вчерашний хозяин республики не без скрипа получает пост главы республиканского фонда имущества. Однако застрельщиком повальной приватизации Меркушкин не стал — в силу весьма настороженного отношения к мордовскому бизнесу, в то время тотально криминализированному. Лоббируя интересы государственных предприятий и притормаживая развитие мелких и средних, «мордовский Чубайс», вероятно, искренне верил, что стоит на пути у множащегося зла.

К 1994 году, когда демократический бум слегка поутих, Меркушкин избрался в Верховный Совет республики. В январе 1995 года ВС преобразуется в Государственное Собрание, председателем которого стал вчерашний глава фонда имущества. Новый законодательный орган — в лучших российских традициях — встаёт в резкую оппозицию к тогдашнему президенту — демократу «первой волны» Василию Гуслянникову, бывшему сотруднику НИИ и, соответственно, малокомпетентному управленцу. При «руководящем и направляющем» участии Меркушкина состоялась беспрецедентная акция по отстранению от власти главы субъекта федерации. Некоторые депутаты Госдумы РФ потом откровенничали, что на мордовском «полигоне» обкатывалась модель, которую затем планировалось применить для импичмента Ельцину.

Институт президентства ликвидируется, вместо него вводится статус главы республики, и конкурентов у Николая Ивановича практически нет. Дело за малым — убедить общество в чудесном превращении карася в порося, то есть первого секретаря — в демократически избранного главу. Общеизвестно, что партийно-советская «кузница кадров» ковала сильных управленцев, хозяйственников, идеологов, — кого угодно, но не публичных политиков. В 1995 году в своих телевизионных выступлениях экс-первый секретарь представал по-прежнему суровым, насупленным, застёгнутым на все пуговицы «отцом-командиром». Выглядел он на экране, по словам очевидца, так, как будто накануне ночью ему отказала женщина. Но усилия «мордоделов» даром не прошли, и у закоренелого номенклатурного кадра своевременно открылась очаровательная, почти детская улыбка.

Разумеется, Меркушкин демонстративно дистанцировался от коммунистов и заявлений типа «при мне всё будет как при бабушке» себе не позволял. Однако надо признать: увидев на троне знакомую фигуру «главного секретаря», немало жителей патриархальной Мордовии вздохнули с облегчением. Случайно ли, что на следующих выборах, в 1998 году, Меркушкин получил 98,6 процента голосов. Впрочем, отчасти такое «туркменское» единодушие электората следует считать личной победой Меркушкина, не поленившегося объехать все районы республики и по 14 часов в день проводить встречи с избирателями.

Кстати, о фантастической работоспособности и физической выносливости главы республики упоминают даже те из журналистов, кого трудно заподозрить в излишних симпатиях к верховному властителю. Но нельзя сбрасывать со счетов и фактическое отсутствие в республике сколь-нибудь значимой оппозиции — как сверху, так и снизу. Класса крупных собственников в республике нет и не было, а неимущее большинство населения, за исключением аккуратной явки на выборы, демонстрирует политическую пассивность.

Приближённые Меркушкина рассказывают, что босс принимает решения исключительно сам, но очень медленно. Лучший способ добиться от него нужного решения — постоянно напоминать о себе и о вопросе, «дожимать» до упора. Как руководитель Меркушкин авторитарен, занудлив и въедлив, требует от аппарата работы с точностью часового механизма. Стиль его руководства — углубление в детали и желание контролировать всё, — можно расценивать как определённое недоверие к исполнителям. Сам же Меркушкин объясняет такой подход тем, что многие рыночные механизмы ещё не работают в полной мере и сбрасывать со счетов действенность административной системы преждевременно.

Глава республики заявляет себя активным адептом промышленного патриотизма. Рассказывают, что если он приезжает на какое-либо предприятие или с частным визитом и обнаруживает на столе коробку конфет или — не дай Бог! — бутылку водки немордовского производства, то запросто разворачивается и уходит. Правда, эта деталь поведения всем в республике давно известна, посему инцидентов такого рода не возникает уже несколько лет.

Своим аскетическим бытом и укладом Меркушкин старается вытеснить память о дурной традиции «хапанья» в верхних эшелонах власти. Скажем, в приёмной Главы республики к чаю подаются дешёвые карамельки, над которыми посмеиваются даже сотрудники его администрации. «Президентской» резиденции у Меркушкина нет. До 2000 года он жил в трёхкомнатной квартире (правда, в элитном доме), причём квартира располагалась на первом этаже, что с точки зрения элементарной безопасности не вполне объяснимо. И лишь недавно он переехал в четырёхкомнатное жильё, которое, однако, не выделено ему государством, а считается приобретённым: 70 процентов дотировала республика, а оставшиеся тридцать внёс сам Николай Иванович, взяв для этого жилищный кредит в местном банке.

Семейный подряд

Основной пищей для дотационной экономики остаются трансферты из федерального бюджета, а основным принципом стимуляции — «рубль на рубль».

За период с 1995 по 1998 год в республике наблюдалось стойкое падение объёмов производств. Если применительно к электролампам — гордости и центральной номенклатуре мордовской экономики — оно составило около 7 процентов, то выпуск экскаваторов и тракторных прицепов сократился ровно вдвое, пиломатериалов — на 40%, строительного кирпича — на 90%, сливочного масла — на 75%. При этом цены на промышленную продукцию оставались самыми высокими среди регионов Поволжья.

Затем промышленность начинает возрождаться. Прирост составляет 5 процентов в кризисном 1998 году, а в 1999 и 2000 годах — уже 16 процентов, что вдвое выше среднероссийского показателя. Секрет прост — мордовская промышленность активно варьирует ассортимент производимой продукции, пытаясь попасть в «яблочко» сегодняшней российской конъюнктуры, вплоть до полного перепрофилирования предприятий. Однако делается это на старых площадях и на прежнем же оборудовании — программе модернизации производства серьёзно повредил кризис 1998 года. В зарубежных банках заморозилось около $10 миллионов республиканских средств, переведённых в порядке предоплаты долгосрочных поставок. Полной переоснастке удалось подвергнуть лишь такие «стратегические» производства, как ликёроводочный комбинат, пивоваренный завод и ряд перерабатывающих предприятий.

На 2000-2004 годы в законодательном порядке принят план, предусматривающий 7 процентов прироста валового продукта в год. В план заложены конкретные меры по экономическому стимулированию: все налоги со «сверхпланового» продукта — выше 107 процентов — остаются в распоряжении предприятия. Тем же, кто не дотянет до заветной цифры 107, обещано резкое сокращение государственной поддержки.

Введена дифференцированная система и в распределении трансфертов из федерального бюджета. Вместо неких фиксированных сумм, которые по трафарету распределяются заранее известным предприятиям, используется норматив «рубль на рубль», покрывающий отрицательную разницу между расходами и прибылью производства. Иными словами, если предприятие получает месячный доход в сумме 150 тысяч рублей, а расходует при этом 300 тысяч, то на трансферт, превышающий 150 тысяч, рассчитывать ему не приходится. Большая прибыль автоматически даёт право на больший объем помощи. Кроме того, если предприятие расходует часть прибыли на развитие производства или благоустройство территории, то ему выделяется дополнительная часть бюджетных денег, эквивалентная сумме расходов.

Случайно или нет, но семейный клан Меркушкиных оказался причастен к управлению основными отраслями мордовской экономики. Так, Александр Иванович, старший брат главы республики, руководит АО «Саранскстройзаказчик» — крупнейшей строительной фирмой региона, Иван Иванович — гендиректор ОАО «Мордовнефтепродукты», Семён Иванович — полковник республиканского МВД. Похвально, конечно, что выходцы из одной семьи смогли реализоваться столь успешным образом и воплотить детскую мечту о достойной и стабильной жизни. Да и в династическом принципе тоже ничего плохого нет. Однако злые языки постоянно твердят о том, что республика «поделена». Неудивительно, что тема «меркушатника» стала основной в контрагитации, проводимой накануне очередных выборов в Государственное собрание. Что, впрочем, мало кому помешало избраться.

Сухой остаток

Засуха 1998-1999 годов принесла мордовскому бюджету убытки в полмиллиарда рублей, что сопоставимо с годичным объёмом зарплаты работников бюджетной сферы республики.

Меркушкин называет 1998-1999 годы главной причиной провального состояния сельского хозяйства. В республике стояла засуха, не знающая аналогов в течение целого века и отнявшая 600 тысяч тонн планового зерна. В итоге вложения в сумме 545 миллионов рублей принесли товарной продукции лишь на 40 миллионов. Потери сопоставимы с пятилетним фондом детских пособий или с годичным объёмом заработных плат работникам бюджетной сферы. Более того — неуродившийся хлеб пришлось закупать, что легло грузом на другие статьи республиканского бюджета.

Два года неурожая подвели мордовскую экономику к околокризисному состоянию — ведь сельхозпродукция составляет 16 процентов валового продукта республики. Посему принимаются экстренные меры. Сейчас на селе идёт активная стимуляция частных производителей мясо-молочной продукции. Держатели коров и свиноматок получают дотации в сумме 300 рублей, причём основной расчёт Меркушкин видит не столько в фактической сумме дотации, сколько в народной психологии: если одному соседу выделили дополнительные деньги, то и другому обязательно захочется их получить.

Не просто бедно, а очень бедно

В регионе с одной из самых дешёвых потребительских корзин в России количество населения, находящегося за чертой бедности, варьируется по разным оценкам от 60 до 80 процентов.

Как минимум каждый второй житель республики проживает в условиях нищеты, то есть его среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, и без того крайне низкого. Средняя республиканская зарплата составляла в 2000 году 775 рублей — около 27 долларов США. На крупных предприятиях, вроде Саранского пивзавода, АО «Лисма», АО «Саранскэлектрокабель» рабочие получают от 1200 до 2000 рублей. Но вместе с тем до последнего времени в республике существовала ставка уборщицы с оплатой 110 рублей в месяц!

Ничтожные по российским меркам зарплаты (которые, слава Богу, хоть выдаются вовремя, как и пенсии) абсолютно неадекватны тяжёлым условиям труда, существующим на мордовских предприятиях. Ситуация доходит до абсурда: некоторые из работающих увольнялись с заводов и регистрировались на бирже труда, убивая таким образом двух зайцев: сохраняя здоровье и получая при этом хоть какие-то регулярные деньги. О том, что в Мордовии практически негде работать, свидетельствует и тот факт, что только в течение 1999 года на бирже труда зарегистрировалось 2242 выпускника средних школ.

Люди, не удовлетворённые 27-долларовым доходом, охотно уходят в подпольный бизнес, самыми популярными разновидностями которого являются хищение чёрных и цветных металлов с предприятий и кладбищ, а также изготовление поддельной водки. Последнее особенно обидно, ибо до недавнего времени мордовская водка считалась одной из лучших в России.

Можно уверенно заявлять, что среднего класса — реальной опоры рыночных реформ — в Мордовии нет. Доходы, позволяющие купить хотя бы однокомнатную квартиру (а в Саранске её цена составляет чуть более 3 тысяч долларов), имеет лишь 1 процент жителей республики, а иномарка пятнадцатилетней давности вызывает у жителей Саранска жадно-восторженные взгляды.

По законам «зоны»

Предпринимательство во вчерашнем «лагерном краю» возможно двух сортов: под опекой власти либо под гнётом криминала.

Даже человеку, неискушённому в тонкостях рыночной доктрины, ясно, что оптимальным способом решения проблемы занятости населения и повышения его доходов стало бы всяческое развитие и поддержка малого и среднего бизнеса. Однако тому есть три помехи.

Во-первых, как рассказал один рабочий, «я бы хоть завтра встал пирожками торговать. Только ведь на следующий же день наедут, спросят, под кем работаю, обложат данью, а то и хуже…» Намёк ясен — недаром с самого начала 90-х годов Мордовия заявила о себе как о весьма криминализированном регионе. Бандитский передел собственности происходил здесь в самом «чёрном» варианте — с перестрелками, «заказами» и угрозами. Что, в общем, и не удивительно, поскольку Мордовия — край лагерный, в советском фольклоре нередко упоминаемый в одном ряду с «солнечным Магаданом». До недавнего времени местный бизнес развивался исключительно по законам «зоны», что, несомненно, оказало своё влияние на отношения между властью и предпринимательством. Надо отдать должное Николаю Меркушкину, который ещё в бытность председателем Госсобрания активно проталкивал ряд драконовских законов против организованной преступности и, пока Конституционный суд доказывал их незаконность, даже успевал применить их.

Во-вторых — в среде местного населения традиционно сильно кондово-коммунистическое мировоззрение. С точки зрения многих его носителей, предпринимательство как таковое есть грех мироедства и стяжательства.

И в-третьих — по всей видимости, взгляд на частное предпринимательство у Главы республики сохранился со времён работы в фонде имущества. Меркушкин хочет иметь стопроцентную гарантию, что ни один рубль из кредита, выдаваемого предпринимателю, не уйдёт по криминальным каналам. Понятное дело, что такой гарантии дать не может никто, кроме государственной власти. С другой стороны, когда власть демонстрирует свою заинтересованность в судьбе отдельно взятого предприятия, всё идёт в образцово-показательном порядке. Например, когда предприниматель Сергей Дорогайкин предложил выкупить хладокомбинат, Меркушкин оказал ему и моральную поддержку, и даже помог «отшить криминал», обеспечив двухнедельное дежурство ОМОНа на предприятии. «Мы ему поверили», — так объясняет свою позицию глава.

На самом деле, есть в республике и частные производственные предприятия, и красивые приватизированные магазины, и коммерческие киоски. Однако их удельный вес ничтожен — даже для небольшого Саранска. А на фоне огромного количества незанятых лиц состояние бизнеса в Мордовии представляется нерешённой, если не сказать — запущенной проблемой.

Вообще говоря, Николай Иванович склонен рассматривать частных предпринимателей не как отдельный экономический класс, а скорее как резерв управленческих кадров для государственной экономики. Например, он с гордостью рассказывает о том, как назначил владельца небольшого мясокомбината директором огромного ОАО «Мордовцемент» в Чамзинке — второго в стране предприятия по объёмам производства цемента — и как тот успешно справляется с новыми обязанностями.

Жизнь взаймы

Если Кипр принято считать налоговым раем, то Мордовия в этом смысле — сущий ад: собираемость некоторых налогов там достигает 250 процентов.

Понятно, что Мордовия — регион дотационный и что для её лоббистов важна каждая строчка в доходной части российского бюджета. Печально лишь, что такое положение дел в республиканской экономике порождает определённый тип иждивенчества, когда каждый визит высокого руководителя воспринимается как судьбоносный и гостю заискивающе смотрят в глаза — а вдруг что перепадёт? И перепадает — с завидной регулярностью. По количеству вливаний федеральных средств Мордовия едва ли не лидирует в общенациональном списке. И это несмотря на декларируемый жёсткий принцип «рубль на рубль».

Абсолютные цифры задолженности перед федеральным бюджетом и коммерческими банками держатся в строгом секрете, однако известно, что задолженность лишь одному из кредиторов — московскому «ГЛОБЕКС-банку» — составляла в прошлом году 150 миллионов рублей. Плюс к тому — постоянные федеральные трансферты, «подпитка» от Москвы (в особенности — накануне думских выборов 1999 года), льготный кредит на прошлогоднюю посевную кампанию…

При этом в отчётности царит просто идеальный порядок. Так, по итогам 1999 года Счётная палата признала республику лучшей среди российских регионов. И действительно, с чем в Мордовии полный порядок — так это с налогами и сборами. План по лицензионным и регистрационным сборам был выполнен на 228%, по налогам на валютные операции — на 175%, платежи за пользование водными объектами поступили в объёме 214%, а местные налоги и сборы и вовсе в два с половиной раза превысили плановые показатели. О методике столь фантастической собираемости налогов остаётся только гадать. Кроме того, часть предприятий, работающих на местных материалах, платит свои налоги «на развитие сырьевой базы» — то есть в полном объёме, но не в местный и федеральный бюджеты, а в бюджет района-поставщика сырья и материалов.

На сегодня региональная экономика дотируется на 40 процентов. В ближайших планах Меркушкина — уменьшить объём федеральных вливаний хотя бы вдвое, а программа-максимум — стать донорским регионом. Если удастся добиться хотя бы первого, то можно считать, что его мечта о вечной прописке в мордовской истории сбылась. Но, к сожалению, порядок в отчётности пока не коррелирует с реальной финансовой самостоятельностью республики.

И ещё одна деталь. По результатам проверки контрольно-ревизионного управления, к началу 2000 года обнаружилось незаконное расходование средств руководителями предприятий и государственными служащими на сумму 30 миллионов рублей. Конкретные имена не обнародовались, но был сделан ряд звучных намёков. Никто не запрещает процветающему бизнесмену жить хорошо, но обнаружилось, что особняки возводят уже директора разваливающихся предприятий и доценты государственного университета.

Удачи

Достижение опережающих темпов роста промышленности
Принятие экономической программы и обеспечение механизмов стимуляции производства
Удержание стоимости «потребительской корзины» на низком уровне
Вывод экономики из-под криминального влияния
Активная позиция в плане привлечения в регион средств федерального бюджета
Высокая популярность среди местного населения и позитивная репутация в глазах федерального центра

Неудачи

Низкий уровень жизни населения и отсутствие базы для существования среднего класса
Полная зависимость региональной экономики от трансфертов из федерального бюджета
Отсутствие условий для массового развития мелкого и среднего предпринимательства, патернализм в отношении бизнеса
Случаи бесконтрольного и нецелевого расходования государственных средств

Справка

Республика Мордовия: 13-й субъект Российской Федерации.
Площадь — 26.100 кв.км.
Население — 927 тыс. человек
Столица — Саранск. Административное деление — 22 района.
Крупнейшие предприятия: АО «Лисма» (источники света), АО «Сарэкс» (навесные гидравлические экскаваторы), АО «Сарансккабель» (кабели любой номенклатуры), АО «Резинотехника», АО «Биохимик» (антибиотики и плазменные препараты), АО «Электровыпрямитель», АО «Висмут», АО «Орбита», Саранский завод точных приборов (электронная техника).
Среднемесячная зарплата 775,2 руб.
Среднемесячная пенсия 317,7 руб.
Социальные выплаты (работающим) 22,1 руб.
Задолженность по заработной плате 305,9 млн. руб.
Уровень безработицы 3,1%

Цены за 1 кг, руб.: декабрь 1995 декабрь 1999
Хлеб ржаной и
ржано-пшеничный               2,40                  5,05
Хлеб и хлебобулочные
изделия из муки 1 и 2 с.       2,75                  5,87
Хлеб и хлебобулочные
изделия из муки в/с.             4,40                11,58
Картофель                                1,04                  4,42
Говядина 1 категории           9,40                37,29

Доля доходов в бюджете промышленности — 64,4%
» » торговли и общ. питания — 5,4%
» » сельского хозяйства — 2,9%

БЮДЖЕТ 2000 года Консолидированный Республиканский

Доходы — всего                                     3245972                    2123691
В т.ч. собственные                              2106002                     983721
трансферты                                            649268                    649268
субвенции                                               120000                    120000
целевые бюджет-
ные фонды                                              370702                     370702

Расходы                                                  3346758                  2190808

Крупнейшие плательщики в бюджет:
1. ЗАО «Саранская пивоваренная компания»
2. ОАО «Лисма»
3. ОАО «Электровыпрямитель»
4. ОАО «Мордовэнерго»
5. ОАО «Мордовспирт»
6. ОАО «Связьинформ»
7. ОАО «Рузхиммаш»
8. Управление Куйбышевской железной дороги
9. ООО НПЦ «Промэкс»
10. ОАО «Ламзурь»
11. ОАО «Резинотехника»
12. Государственное унитарное предприятие РМ «Птицефабрика «Октябрьская»

 

Некоторые основные социально-экономические показатели Республики Мордовия

Показатели На 1.01.1998 года На 1.01.1999 года На 1.01.2001 года
Объём промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом) 106% — 14—16-е место*(102%)** 102% — 16—21-е место (95%) 112,1% — 14—18-е место (102,5%)
Доля трансфертов федерального бюджета в доходной части местного бюджета 53% 45% 40%
Индекс потребительских цен 118,8% — 3-е место (111%) 174,2% — 27-е место (184,4%) 101,7% — 38-е место (101,6%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в общей численности населения региона) 38,6% — 13-е место (20,8%)*** 46,9% — 11-е место (23,8%)*** 41,3% — 14-е место (32,4%)***
Среднемесячная начисленная заработная плата 533,5 тыс. рублей — 78-е место (950,2 тыс. рублей) 566 рублей — 83-е место (1051 рубль) 1907,3 рубля — 80-е место (2508,3 рубля)
Просроченная задолженность по заработной плате 234 млн. рублей 378 млн. рублей 171,5 млн. рублей
Средний размер назначенных месячных пенсий 320,1 тыс. рублей — 82-е место (366,4 тыс. рублей) 369,6 рубля — 78-е место (402,9 рубля) 784,9 рубля — 79-е место (822,1 рубля)
Средний размер вклада в коммерческих банках региона 236,3 рубля — 70-е место**** (512,2 рубля) 270 рублей — 68-е место ****; (559 рублей) нет данных
Общая численность зарегистрированных безработных 25 тыс. человек 19,2 тыс. человек 10,1 тыс. человек

Данные на 1.01.1998 года указаны без учёта деноминации. Разработка по автономным образованиям не производится, а также не учитываются данные по Чеченской Республике.
* Место среди других субъектов РФ.
** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.
*** Без учёта данных по Еврейской автономной области и Чукотскому автономному округу.
**** Без учёта данных по Камчатской области, Чукотскому автономному округу, Республике Алтай, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Калмыкия.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.