Дмитрий Токман

Архивы
Свежие комментарии
Чего добивается многотысячное воинство лайкающих и шерящихся

…В относительно недавние и вместе с тем такие далёкие раннекапиталистические времена мой приятель решил прокатить меня на свежеприобретённом джипе Toyota. Мы колесили по городу, протискивались через узкие арки старых дворов, а с кассеты в фирменной магнитоле всё это дело гарнировалось голосом Михал Захарыча Шуфутинского. Уж на что я, мягко выражаясь, не любитель русского шансона, а с обликом приятеля – курчавого 23-летнего мальчика из очень интеллигентной и очень еврейской семьи – сей фон не вязался ну абсолютно ни в какую. И когда пришло время прямого вопроса «Давно ли ты это слушаешь?», я получил ответ: «Это – да так… Порнография духа».

Понравившееся выражение было немедленно отправлено в подкорку – видимо, для того лишь, чтобы сегодня, спустя двадцать лет, вызывать его оттуда едва ли не ежедневно. Ибо значительная часть духовной жизни крупного российского социального сегмента, именуемого Интернет-сообществом, протекает под знаком и эгидой этого возбуждающего непотребства.

У порнографии классической – телесной, так сказать, есть ряд определяющих свойств. Она заводит, активизирует, призывает, но сама по себе не даёт удовлетворения. Она – лишь зачин, после которого на арену вечернего шоу выходит либо то, что Гачев в «Национальных образах мира» колоритно и точно именовал «страстным действом», либо нехитрые манипуляции в исполнении правой, а у особо одарённых особей – также и левой руки.

В подростковом мире, лишённом, среди прочих ориентиров, нормальной, линеарной, векторной сексуальности, фактор возбуждения становится не только альфой, но и омегой процесса. Страстное действо подавляется не начавшись, и максимум сексуального дискурса для семиклассника, передающего засаленную, сложенную вчетверо фотокопию товарищу, сводится к обмену ощущениями вида «У меня встал! А у тебя?»

Вся уродливость, вся патологическая незавершённость этого дискурса становится очевидной в первую очередь на примере внутрисетевых коммуникаций. Немудрено, что в среде с изначально ограниченной ответственностью, потенцией и пространством для манёвра условность возводится в абсолют, – становится и логикой, и моралью, и даже красотой. Подобно тому, как в тюремной камере обрывок журнала «Огонёк» с фрагментом феминного огузка становится бесценным фетишем, в Интернете любой образ, тематически выходящий за рамки сферы потребления, а эмоционально – не влезающий в прокрустово ложе «позитиффчика», немедленно обретает силу конского возбудителя.

Ситуация до того взрывоопасна, что палку хочется кинуть даже самому пожарнику.

Появляется, скажем, в Фейсбуке снимок. На снимке – тело на каталке, читаемое как мальчишеское, лицо до половины перебинтовано, кругом – сотрудники медицины катастроф с озабоченными лицами. Кровь, песок, говно и пчёлы, как выражается мой коллега. Подпись гласит: «Это 14-ти летний (sic!) мальчик, который спас сестру от изнасилования их отцом. Отец выстрелил в него. Теперь мальчик нуждается в операции. ФЕЙСБУК ЖЕРТВУЕТ 45 ЦЕНТОВ ЗА КАЖДЫЙ ПЕРЕПОСТ».

Сюжет вполне полифоничен: тут тебе и инцест, и рейп, и хомисайд, и полное обезображивание. Закручено столь лихо и пущено столь изрядно, что от внимания потребителя ускользает множество деталей: и далеко не блестящее качество фотошоп-поделки, и какая-то невероятная лохматость злодейства в пересчёте на квадратный дюйм повествования, и более чем странный механизм мелких пожертвований, которые ежесекундно отслюнивает растроганный порывом вселенской жертвенности г-н Фейсбук…

И невдомёк перевозбуждённым пользователям, что в иных Интернет-палестинах, причём в самом буквальном смысле этой метафоры, то же паршивое фото идёт с несколько иным текстом, а именно – что это семилетний арабский мальчик, попавший под обстрел израильской армии… Тут бы, собрав цинизм в кулак, вспомнить старинный анекдот про то, как два брата, сидя рядышком, собирали милостыню, прикинувшись соответственно бедным арабом и не менее бедным евреем, но речь совершенно не о том. Фото – 100-процентный фейк, никто никому никаких центов перечислять даже и не собирался, а единственный выгодополучатель от всей этой громоздкой акции – всемирный спамер, проверяющий доверчивость и мобильность опекаемой им аудитории… Похоже, единственный, кому удалось кончить.

Вот другой случай. У хорошего парня врачи обнаружили рак, чем он вполне сдержанно и мужественно делится с читателями своего журнала. А те – видимо, из самых лучших побуждений – устраивают массовый перепост этого сообщения, значительную часть которого занимает сравнение фотографического облика автора до болезни и в ходе её. Здесь даже жертвовать никто ничего не обещал – просто аудитория искренне верует, что таким образом поддерживает пострадавшего, а вовсе не умножает концентрацию мирового зла в ноосфере.

Участники онкологического флэшмоба даже не дают себе малейшего труда задуматься над тем, что они делают и почему они делают. Более того – в ответ на эти проклятые вопросы пытаются огрызаться: дескать, самое время напомнить городу и миру о том, как внезапна смерть и бренно существование. Аргумент о том, что умирать лучше всего в покое, а не под лучами софитов, в одиноких размышлениях о совершённых деяниях и грядущих встречах (if any), а не в атмосфере медийного треска, – вводит воинов света в ступор.

Ну, а исчезают они, подобно полуденным теням, после напоминания о том, во что выродилось сочувствие и участие внутри виртуального пространства. А именно – в тупое и бездумное нажатие кнопок «like» и «share», обеспечивающее, тем не менее, индульгенцию размером с раздутое самолюбие копипастера. Тени исчезают, не доводя ни до катарсиса, ни до оргазма. Больной остаётся наедине с болезнью. Танатофобы утрамбовывают любое воспоминание о смерти в дебри подсознания. Креативное сообщество лайкающих и шерящихся продолжает шерстить Интернет в поисках очередного благодатного материала.

И ведь как всё удачно-то складывается! Не проходит и дня, чтобы в очередном уголке мира не случилось несчастья, на которое может встать страна огромная. Не успели остыть трупы малышей в школе Коннектикута, как на авансцену выплывают расписные фото предсмертного письма одного из учеников. В письме – простые, наивные, искренние строчки. И речь даже не о подлинности этого электронного артефакта, а о душераздирающем комментарии, которым снабжают записку анонимные публикаторы. А именно: «Давайте не забывать о родителях при жизни, чаще говорить, насколько они нам дороги, произносить «люблю» просто так, без повода. Позвоните мамам и папам»…

То есть начали с откровенного гиньоля, а закончили социальной рекламой в духе «Дима, помаши ручкой!» Это ли не тот самый хромой пёс с пятью лапами, товарищи? Апологеты этого самого что ни на есть детского порно тверды безо всякой виагры: дескать, мы хотим пробудить сочувствие и сострадание. В ком? Любой нормальный человек, получив известие об американской трагедии, второй день исходит этим самым сочувствием через край – безо всякой сторонней стимуляции. Те же, кто сострадать не способен в принципе, либо в голос радуются от того, как «пиндосам опять подкирдыкнуло», либо молчат в тряпку, сходя за честного, либо – и это предел – постят по соцсетям тексты подобного содержания…

Нет, не предел! За что им, собственно говоря, стоит поклониться в пояс. Учитывая ту самую относительность логики, морали и красоты, мы должны отдавать себе отчёт в том, что у них ни на секунду не заржавело бы разместить не предсмертное письмо испуганного маленького мальчика, а, скажем, фото его кровоточащего тела с дымящимися отверстиями от пуль. А что, собственно, такого? Разве не очевидно соотношение: чем больше тех самых крови, песка, говна и пчёл, тем больше сочувствия и сострадания! По версии порнографов, разумеется.

«Кончаю! страшно перечесть…» — как метко вложил классик в уста своей героини.


11 комментариев на «Порнография духа»

  • Доренский говорит:

    Димка, все правильно, но перечитав твое эссе, поймал себя на мысли. что автоматически хочу поставить лайк….

  • Дмитрий Токман говорит:

    Спасибо, Володь… Я бы всё же предпочитал, чтобы люди думали и формулировали. А рефлекторно жать кнопочку и шимпанзе необрезанное может;)

  • Платонов говорит:

    «Легко достались, легко расстались.»
    То есть лёгкость получения информации ныне обусловливает и то, что относятся к оной проще, и реагируют тоже…

  • Ирина говорит:

    «Я сыплю, как из рукава, имена
    Пророков, поэтов, девиц,
    Но… чтобы она полюбила меня,
    Я должен её удивить».
    Прочитала ваше эссе. Не удивили. Мыслите сложно, поэтому пишите тяжело и грузно…она (публика) не удивится. она просто не поймет. ей станет скучно. ей станет лень вникать в хитросплетения вашего языка и сознания. А вот стих интересный. спасибо.

  • Дмитрий Токман говорит:

    Ира, вы в трёх строках поставили сразу несколько проблем. Попробую возразить:

    1. мыслите сложно… А надо просто?

    2. она (публика) не удивится Лирическим адресатом процитированных вами строк была отнюдь не публика 😉

    3. ей станет скучно И развлекать её — отнюдь не моя задача.

    4. ей станет лень И это просто замечательно! Первая задача любого текста — отсекать от себя чужую, ленивую, не способную к сотворчеству аудиторию. Кто-то из немецких мыслителей XVII века говорил о «книге, которая не даёт себя прочесть». Понятно, что под словами «не даёт» имелось в виду «даёт, но далеко не каждому»…

    5. стих интересный, спасибо Спасибо и вам.

  • Оксана говорит:

    Здравствуйте, Дмитрий.Оксана Левинзон пишет, точнее, пытается))).Теперь попытаюсь по теме.. мне кажется, в жизни и в сознании людей произошли подмены…Прогресс виноват…)) Как правильно заметил Господин Платонов, все слишком стало легко и непринужденно и главное, БЫСТРО… кто теперь пишет письма?? приходит кому то в голову взять чистый лист бумаги, задуматься, написать первую строчку, смять лист и швырнуть его в урну…кто смотрит нынче на почтовый ящик, как на самый важный предмет в жизни, кто знает точные часы прихода почтальона?Что мы находим в них..? максимум счета и послания из государственных организаций( в лучшем случае) а в основном безумную и навязчивую рекламу всего, чего можно.Люди обмениваются бесконечными эсемесками(некоторые из которых уже готовы и вставлены в сам мобильный телефон)И конечно же, стало гораздо проще…. ну что ли быть в курсе событий и ощущать себя в гуще всего происходящего, а так же ощущать самые разнообразные чувства… вот лайкнули они на фотку или по первой реакции написали комментарий и вроде как ощущение, что выполнили свой гражданский долг и главное, главное то, это не СОСТАВИЛО НИКАКОГО ТРУДА.Целый день можно таскаться по разным сайтам и социальным сетям и пуляться лайками, что то постить и перепостивать и вечером пойти спать с чувством выполненного долга и даже ощутить легкую усталость))) и при этом, реально ничего не пришлось делать.Русские народные пословицы очень верны и метки и в этом случае… сдается мне, подходит такая » Рыба ищет где глубже, а человек где лучше» немного перефразирую и получиться…. человек ищет как Легче… и жить в режиме эсемесок и лайков, довольно не сложно.

  • Дмитрий Токман говорит:

    Что характерно — успешно пытаешься 🙂 Привет, Оксан! Я, в целом, никогда не ориентировался на некую среднюю температуру по больнице, а всегда смотрел — по крайней мере, старался — на то, чем живёт тот социальный срез, представители которого вызывают у меня если и не желание следовать, то искреннее уважение. А эти люди и эпистолы порой пишут вручную, и почтовый ящик из внимания не упускают, и творят десятки прочих, не менее архаичных (в чуждом понимании) и оттого вечных вещей. Люди, питающиеся СМС-ками, вызывают у меня те же ощущения, что и люди, пьющие чай из пакетиков, — смесь брезгливости и сожаления. Посему ориентироваться на них как на некий временной камертон не могу, не хочу и не буду. Собственно, текст именно об этом, равно как и твой комментарий. Однако другое дело — что человек, ищущий лучшего, понимаемого как «лёгкое», — деградант и с моей стороны не заслуживает ни поощрения, ни поддержки. Серьёзное, затратное отношение что к душевному импульсу, что к порождаемому им тексту, жесту и любой другой душевной эманации, — это то, что я до конца буду защищать и отстаивать.

    • Оксана говорит:

      Еще в 1930 году он [Шёнберг] писал: «Радио это враг, враг безжалостный, он неудержимо наступает, и всякое сопротивление безнадежно»; оно «перекармливает нас музыкой… не задаваясь вопросом, хотим ли мы ее слушать, имеем ли возможность ее воспринимать», и в результате музыка превратилась в простой шум, шум среди шумов.
      Радио оказалось ручейком, с которого все началось. Затем появились и другие средства копирования, размножения, усиления звука, и ручеек превратился в огромную реку. Если некогда слушали музыку из любви к музыке, то теперь она ревет повсюду и всегда, и «не задаваясь вопросом, хотим ли мы ее слушать», ревет из репродукторов, в машинах, в ресторанах, в лифтах, на улицах, в залах ожидания, в гимнастических залах, их наушников плейера, музыка переписанная, переаранжированная, урезанная, раздираемая на части, фрагменты рока, джаза, оперы, поток где всё перемешано, когда невозможно узнать кто композитор (музыка, ставшая шумом, анонимна), когда невозможно отличить, где начало, где конец (музыка, ставшая шумом, не имеет формы): сточная вода музыки, в которой музыка умирает.
      Вот слова эти вспомнились…. в душу запали очень…. вроде мои мысли высказаны….. почему вспомнились и почему их привела?? а черт знает…. как то ощущение, что это ВСЁ6 происходит и произошло не толькео с музыкой….и вот еще что…. растет новое поколение, которое уже не очень представляет, что такое письмо от руки, что такое человеческая книга, а не электронная… и много чего другого уже не знает…

  • Оксана говорит:

    Я все думаю, размышляю( случается со мной иногда)) над твоими словами и решила еще кое что прибавить к сказанному. Помимо порнографии духа, еще есть моментик… обзовем его Эксгибиционизм….. чего??? да всего…нам страшно хочется о себе заявить… и инет как нельзя лучше для этого подходит. Вот жил раньше обыкновенный человек, имел свой узкий( в той или иной степени 0 круг общения( я о самых обычных людях, с обычными работами и укладом жизни) жил он и в полне.. разделял свои радости и печали с этим самым узким кругом и было ему, человеку, вполне нормально и комфортно…. сейчас же, все хотят о себе заявить…Очень хочется показать себя любимого и свою жизнь… пачки фотографий в соц сетях…Народ жаждет хороших оценок и тех же самых лайков,попробуй только поставить плохую отметку или на пост-репост написать что то неодобрительное… сколько обиды, негодования.Люди пачками рассылают свои фотографии что бы поучаствовать в каком нибудь конкурсе на лучшее фото, они посылают фотографии своих детей и рассылают всем знакомым и даже Незнакомым людям,чтобы .. те проголосовали за их фото…человеку стало явно мало своего круга, он хочет на весь инетный мир о себе заявить и прокричать…посмотрите какой я умный и красивый, любите меня,,, искупайте меня в своих » пятерках» и лайках….

  • Дмитрий Токман говорит:

    как то ощущение, что это ВСЁ6 происходит и произошло не толькео с музыкой….
    Чистая правда, Оксан. Произошло. Но в отношении некоторых вещей не надо думать ни о Родине, ни о поколении. Надо думать о себе. Не совершаешь сам этих ошибок, злодеяний, кощунственных действий — уже маленькая победа. «Стяжай дух мирен — и тысячи спасутся вкруг тебя», как учит нас православие, к слову 🙂 А то, что мир гибнет и погибнет — сначала духовно, а затем и физически, — для меня аксиома.

  • Дмитрий Токман говорит:

    обзовем его Эксгибиционизм….. чего??? да всего…нам страшно хочется о себе заявить…
    Ну да, именно. Когда мы неспособны сами себя оценить по достоинству (или адекватно отнестись к собственной оценке), мы начинаем нуждаться в оценке со стороны. Сначала единичной, потом массовой, а затем и тотальной 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *